Меню

2012 для дома своими руками

История Эльвиры Бойко — она мечтала о собственном доме и построила его в одиночку своими руками

Эльвира Бойко — педагог, спортсменка и зоозащитница. Девочкой она мечтала о собственной комнате, в 2010 году задумала построить дом в Подмосковье и своими силами возвела двухэтажное здание площадью 180 квадратных метров. На строительство ушло 10 лет. Эльвира рассказала, как одна девушка может переиграть бригаду строителей, каково таскать газобетонные блоки весом в 40 килограммов и что чувствуешь, когда наконец въезжаешь в свой дом.

«Мечтала о комнате и саде под окнами»

Я родом из Жуковского, это город в Московской области. Мы с мамой и бабулей всю жизнь прожили в двухкомнатной квартире — сталинке с деревянными перекрытиями. Своего пространства не хватало. Более того, когда соседи снизу готовили, мы чувствовали запах их пищи. Где-то в шесть лет я начала мечтать о собственной комнате и саде под окнами.

Когда я стала старше, то попробовала организовать маленький садик у нас во дворе, но его быстро завалили бычками, окурками и битыми бутылками. Я каждое утро выгребала их, но землю заваливали снова. В итоге стало ясно, что облагораживать территорию смысла нет — её всё равно засрут.

Тогда я решила, что мы как минимум можем переехать в квартиру побольше, и стала смотреть варианты в многоэтажках. Но этот вариант отпал: мы с семьёй не могли наскрести сумму, необходимую для покупки жилья, а кредит нам не давали. Занимать у знакомых не хотелось. Из имущества был только гараж, но денег с его продажи ни на что бы не хватило, а квартиру продавать было страшно — другого жилья у нас нет.

И тогда я подумала: подходящих вариантов не предвидится, да и хочу я вообще другого — комнату и сад, а совместить это возможно только в собственном доме.

Собственный участок мог бы дать много возможностей: ты ведь можешь построить, что хочешь, и гулять там, как нравится — без всяких фарисейских обязательств перед обществом. Это свобода жизни в том виде, в каком ты хочешь жить.

А ещё в стройку можно вкладываться постепенно и делать всё своими руками — с квартирой такая фишка не пройдёт. И в 2010 году я начала искать участок.

«Ненормальная ходит туда-сюда и верёвочками что-то на земле выкладывает, шайтанство какое-то»

Всё студенчество я работала, и за это время скопила стартовые полтора миллиона рублей: их хватило бы только на землю в Подмосковье. После этого я ещё полтора года пахала на то, чтобы скопить стартовый миллион на стройку, к этой сумме должны были добавиться деньги от продажи гаража.

Подходящий участок на 15 соток нашёлся в 2011 году в посёлке в Московской области. Местные рассказали, что раньше мой участок был полем, принадлежавшем колхозу. Рядом находился лес, с которого залетали семена растений: на земле уже поднялись берёзки и сосенки. Местные детишки приходили сюда и развлекались тем, что поджигали траву. Часть жителей обрадовались, что на земле наконец что-то построят и дым от горящих полей перестанет лететь в их окна, а часть были настроены скептически: считали, что я якобы захватила их поля.

Никаких строений на участке не было, так же, как забора и воды, только моё желание, чтобы всё это появилось. Мне понравились деревья, я сразу решила, что не буду их спиливать. И соседство с природой тоже порадовало: выйдешь вот так из дома, а вокруг нормальный чистый русский лес. И мы купили участок.

Параллельно я работала над проектом здания. На тот момент я зачитывалась строительным форумом Forum­House, где люди публиковали статьи о том, как строят свои дома. Какую бы информацию я ни искала, всё время натыкалась на это сообщество. Я задавала много вопросов, а пользователи в ответ просили скинуть ссылку на рассказ про мою стройку. Так мне пришлось и самой завести блог.

У меня не было никакого опыта, и я потратила много времени и сил на то, чтобы понять, что и как делать. Я изучила СНиПы — строительные нормы и правила — и ознакомилась с историями других людей.

Эльвира Бойко на своём участке

Я смотрела разные планировки, прорисовывала собственные и обсуждала с мамой, как сделать лучше. Доходило до абсурда — я шла в парк и верёвочками обкладывала землю, чтобы прикинуть размер комнаты, смотрела, где сделать проходы, чтобы было удобно ходить и не цепляться за углы, где и какую мебель поставить. Я мало чертила на бумаге — мои планы существовали на земле, на снегу, в осенней-весенней грязище. Сейчас вот думаю, как на меня смотрели прохожие: какая-то ненормальная ходит туда-сюда и верёвочками что-то на земле выкладывает, шайтанство какое-то! Но мне это было неважно: ведь на бумаге — это одно, а когда ты начинаешь реально ходить по предполагаемому дому, находишь много неудобных мест. Чтобы минимизировать косяки, я просчитывала все мелочи: ведь верёвочки передвинуть проще, чем уже стоящую стену. Я замахнулась сразу на просторный двухэтажный дом сложной формы с башенкой сверху.

Мама по образованию математик и помогла мне: она считала кровельные нагрузки и несущую способность стен. Потом я перепроверяла её цифры, и когда мы поняли, что готовы, то приступили к стройке.

«Было важно, чтобы из хороших материалов не был построен плохой дом»

Обычно люди или приступают к строительству с бригадой, или не берутся за стройку вообще. Но моих накоплений хватало только на бетон и арматуру, а строительство с бригадой означало, что стоимость жилья вырастет в три с половиной раза. Если материалы я могла купить за миллион, то на материалы и работу бригады надо было закладывать не меньше трёх. Подсосать резервы мне было неоткуда: у нас оставалась только квартира, но если бы мы её продали, во время строительства нам было бы негде жить.

Сейчас я бы уже не решилась на самостоятельную стройку. Но тогда я не понимала всей сложности, а сил и энергии было через край: мне 24 года, я занималась спортом и обладала хорошей физподготовкой, а также уверенностью, что всё будет хорошо, — я же планировала стройку исключительно по СНиПам. И я решила строить в одиночку. Мне не хотелось привлекать к помощи знакомых, чтобы не чувствовать себя обязанной. Либо ты платишь наёмникам и имеешь право с них требовать регулярного выполнения задач, либо просишь друзей с чем-то помочь бесплатно, но раз в год, иначе какая это дружба.

Все, кто знал о моей затее, говорили, что одной женщине стройка точно не под силу: «У других бригада из шести человек бегает, а ты тут одна хочешь? Да не, не получится». Такие уколы и шпилечки кого-то выбивают из колеи, а кого-то заставляют ещё больше сконцентрироваться. У меня был второй вариант.

Поддерживала только мама. Каждый вечер она говорила мне: «У тебя всё получится. Я в тебя верю». Она смотрела на меня с надеждой — мечтала о нашем доме, и ради этого стоило и жить, и строить. Я не могла не оправдать её доверия.

Читайте также:  Зил бычок 4х4 своими руками

В итоге мне даже понравилась мысль, что я буду строить самостоятельно. Так мне не нужно было оплачивать ничью работу, я могла позволить себе более качественные и дорогие материалы и не переживать, что они меня подведут.

А ещё, когда работает бригада, часто нет времени подумать о процессе. Знаю, что многие строители не соблюдают нормы: по правилам в сутки нельзя класть больше пяти рядов кирпича, а они выкладывают сразу рядов по пятнадцать, чтобы уложиться в сроки. При приёме работы косяков не видно, но потом они всплывают — то стена треснет, то штукатурка осыпется. Я же могла полностью проконтролировать процесс и сделать всё хорошо. Мне было важно, чтобы из хороших материалов не был построен плохой дом.

«Поднимала блоки весом в сорок килограммов»

Изначально я думала о деревянном доме, но со временем эта идея отпала: сейчас сложно найти нормальное крепкое дерево, да и брёвна в одну морду не уложить. Другое дело газобетон — такие блоки я могла монтировать сама. Один блок весит сорок килограммов — с моей подготовкой было возможно поднять его и подтащить к нужному месту. К тому же газобетон — долговечный материал: я читала, что из него строили дома в 60‑е и они до сих пор стоят и здравствуют. Материал полностью подошёл мне по удобству монтажа, долговечности и техническим характеристикам вроде теплопроводности — в доме из газобетона было бы не холодно зимой и не жарко летом.

Их таких блоков построен дом Эльвиры

Я закупала блоки прямо на заводе «Бонолит», где их производят. Я побывала на производстве, посмотрела, как всё выглядит, и только потом вложила деньги. Мне даже провели обучение — на заводе работают серьёзные ребята, которые не хотят, чтобы из их материала кто-то построил кривыми руками, и потом обвинил производителя. Они учат, как в настоящей школе: начитывают теорию, потом обучают практике, потом надо сдать экзамены и получить сертификат.

Эльвира таскала блоки сама

Потом я точно так же училась у сотрудников фирмы, которая производит кровельные материалы. Я обращалась только к производителям и не ходила к перекупщикам. Вникала и потом на основе полученных знаний выбирала материал.

«Я стала раскатывать материал босыми пятками, и на ступнях образовалась толстая подошва из битума и крошки»

С момента покупки участка до стройки прошло три года: в 2012 году я получила официальное разрешение на строительство, а спустя год взялась за дело.

Ради строительства мне пришлось отказаться от многих хобби. Раньше я вела активную жизнь: занималась спортом, увлекалась альпинизмом, путешествовала, а в свободное время любила пилотировать небольшие воздушные суда. Но тут ты либо днём работаешь, а в остальное время торчишь на стройке, либо занимаешься увлечениями. Надо родиться олигархом, чтобы иметь всё и сразу.

Первый год ушёл на накладку монолитной плиты, основы моего дома, и возведение первого уровня стен цоколя — технического этажа вроде подвала.

Сначала мне нужно было вырыть котлован. Нужно было разметить участок, нанять экскаваторщика и правильно направлять его, чтобы он не перекопал лишнего. Мне повезло, что у меня был собственный нивелир — прибор, который помогает ровно отмерить необходимый уровень земли. Надо было сначала посмотреть в него, а потом бежать с измерительной палкой и ставить её на нужный уровень, но я быстро принавоздрючилась.

Эльвира и её нивелир

Я открыла котлован, залила подбетонок — основу, на которую сначала наплавляется гидроизоляция, чтобы влага не проникала в плиту и не просачивалась в цоколь, и после вяжется арматурный каркас.

Гидроизоляционные материалы нужно сначала прогреть газовой горелкой, а потом аккуратно раскатать. Я попробовала надавить кроссовком, но никак не могла почувствовать, когда пора сбавлять температуру, и получался слишком тонкий слой. Тогда я сняла кроссовок и попробовала нажать на материал босой ногой. Оказалось, что я выдерживаю ровно ту температуру, которая должна быть при монтаже. Я подумала: «Что поделать!» — и стала раскатывать материал пятками. Через несколько часов на ступнях образовалась толстая подошва из битума и крошки, я стала выше сантиметра на три.

Я закончила работу, погрузила инструменты в машину и стала надевать кроссовки: пора было ехать домой. Но обувь не натягивалась: материал застыл, отодрать его не получалось, нога увеличилась и не лезла в кроссовок.

Тогда я подождала, чтобы всё засохло окончательно — не хватало ещё прилипнуть ногой к педалям, — и села в машину прямо так. Ездить босиком крайне нежелательно, но я подумала: ладно уж, не остановят. Села за руль: чумазая, чёрная, волосы выгоревшие, рожа красная, на ногах битум. И как назло, меня остановил гаишник! Видит: на соседнем сиденье стоят мои кроссовочки. «А это, — говорит, — что?». Я было выкрутилась, что это запасная пара обуви. Но он строго попросил выйти из машины. И тут я поняла, что моя нога прилипла к педали. Я дёргаю её, а она ну просто намертво! Я протянула: «Товарищ, не могу выйти — прилипла». Он заржал и начал выспрашивать, как так вышло. И я начала рассказывать ему про стройку, объяснять, как правильно монтировать техноэласт, пояснять технологию. Он смотрел-смотрел и выпалил: «Ну, ё‑моё, я сколько лет тут стою, но такое в первый раз вижу! Ладно, езжай, я тебе сейчас штраф выпишу, что ты пешехода не пропустила».

Дома я аккуратно срезала подошву, но потом ещё, наверно, две недели ходила с тоненьким слоем битума на ноге. Потом он у меня сошёл потихонечку — даже шрамов не осталось. Сейчас я понимаю, что это было дикое нарушение техники безопасности, так делать нельзя, — не вздумайте повторять.

Читайте также:  Гирлянда для освещения своими руками

«Обычно я спускалась и вылезала из колодца по лесенке, но в этот раз, как кенгуру, вылетела из него одним прыжком»

На участке не было электричества, поэтому в самом начале стройки мне пришлось купить генератор. Я ухаживала за ним внимательнее, чем за собой: зубы не почищу, но масло в аппарате сменю! Я даже специально строила над ним шалаш, чтобы защитить от солнца и дождя. С помощью генератора я нарезала арматуру, затачивала топор, кипятила чайник — без него стройка бы продлилась куда дольше.

Также мне была нужна вода, и я стала копать колодец. Я заранее обратилась к геодезистам: мне объяснили особенности почвы на моей территории и сказали, где лучше рыть.

Всё зависит от того, насколько высок уровень грунтовых вод. Я вручную сняла весь плодородный слой земли до песка, потом копала сам песок, пока не пошла вода. Дальше копать было нельзя, иначе стенки начнут быстро осыпаться. Затем приехали кольца — это подпорные стенки, которые не дают просыпаться грунту. После их установки я залезала внутрь колодца и начала подкапывать песчаную жижу сапёрной лопаткой. Тут же начала пробиваться вода: она прибывала быстро, и, когда доходила мне до колена, я выкачивала жидкость и просила вытащить песок с водой в ведре.

  • Эльвира во время строительства колодца
  • Так колодец выглядит сейчас

Тут мне здорово помог отчим, мамин бывший муж, ведь кто-то должен был поднять песок наверх. Нужно было действовать быстро: кольца просаживались, а вес конструкции надо мной составлял три тонны. Если бы их заклинило, меня бы раздавило как котёнка. Я копала почти неделю, а потом обратила внимание, что кольца сместились в одну сторону — видимо, под ними находился камень.

Я подумала: «Фигня, сейчас вытащу», — и тянула его два дня, так как камень оказался весом почти в 30 килограммов. Он до сих пор лежит у меня на участке, я даже имя ему придумала: Камень Вася.

Когда я вытащила камень, трёхтонная конструкция начала клониться обратно, а я по-прежнему была внутри колодца. У меня было ощущение, что сейчас небо рухнет и здесь меня и похоронят. Обычно я спускалась и вылезала из колодца по лесенке, но в этот раз, как кенгуру, вылетела из него одним прыжком. К счастью, всё обошлось.

Потом мы копали ещё день и дошли до водоупора — слоя почвы, который почти не пропускает воду. Если постучать по нему лопатой, будет звук, как будто бьёшь ломом по асфальту зимой: аж лопата отскакивает. Колодец был готов, оставалось только построить колодезный домик сверху.

«Изба? Да хер с ней — пусть горит. Конь? Да пусть дальше бежит. Мне бы самой тут выжить»

Пока на участке не было строений, я разбила палатку и жила там вместе со своими животными — у меня тогда было два кота и две собаки. Вокруг не было даже забора, и мне было некомфортно спать одной. Собака всегда отреагирует, если кто-то идёт, а пьяных тогда шаталось немало. Однажды ночью приехал погрузчик и попытался стащить мой гранитный щебень. Он хотел его тихонько погрузить и увезти, но мои собаки начали лаять. Я сообразила, что происходит, выскочила с монтировкой — воры тут же извинились и больше не приезжали.

Пёс Эльвиры

С животными было весело. Кошки ходили охотиться, и утром перед палаткой всегда лежала пара дохлых мышек — видимо, мне на завтрак. Собаки периодически ловили куропаток и тоже приносили — одну я даже приготовила и съела! Вообще, всё лето я либо ела лапшу из пакетов, либо жарила грибы с участка — у меня росли подберёзовики, маслята, грузди, шампиньоны и рядовки.

Летом было много дождей, и периодически я просыпалась даже не оттого, что жопа в луже — у меня насквозь промокала подушка. Я думаю, все сложности можно пережить, но только по молодости — сейчас я бы в таких условиях не выжила.

Вообще стройка шла медленно и тяжело. Иногда у меня случались срывы: когда орала, когда кувалдами кидалась. Собаки с пониманием сбегали, а мама вздыхала. Ей, кажется, было тяжелее всех: она целыми днями смотрела, как я убиваюсь на тяжёлой работе, и никак не могла помочь физически. Да и терпеть мои вопли и маты — тоже то ещё удовольствие.

Мозг вскипал от количества нагрузки: нужно было постоянно анализировать, читать, просчитывать материалы, чтобы не было нехватки, но и не оставалось лишнего. Из-за нагрузок не осталось никаких сил. Стройка дала много опыта, но сделала меня неврастеником.

В моём состоянии даже та женщина, которая коня на скаку остановит и в горящую избу войдёт, сказала бы: «Изба? Да хер с ней — пусть горит. Конь? Да пусть дальше бежит. Мне бы самой тут выжить».

Дом на промежуточном этапе строительства

Тем временем наступили трудные времена. В 2016 году от рака умерла моя близкая подруга, а спустя полгода от инсульта умер мой любимый молодой человек. Он был сильным и долго боролся. При жизни он помогал мне на стройке: мы с ним успели положить пять рядов блока на втором этаже. Остальное я уже заканчивала сама.

Я настолько замкнулась и ушла в себя, что находила силы только на тупую механическую работу, чтобы не сойти с ума.

«Когда меня придавило щитом, вокруг никого не было. Тогда я подозвала собаку, и она подтащила мне молоток»

За всё время стойки я нанимала бригаду три раза. Сначала надо было залить второй уровень монолитного цоколя. Дело в том, что эти щиты весили больше 80 килограмм. В одиночку я их в принципе поднимала, но закрепить уже не могла, потому что одной рукой нужно было контролировать, чтобы он стоял ровно, другой крепить его на саморезы, и всё это время как-то держать. Я было попробовала сама, и меня накрыло этим щитом в шесть с половиной метров в длину. Он ударил меня и придавил тело, а руки и голова остались наверху. Вокруг никого не было. Тогда я подозвала собаку, и она подтащила мне молоток. Я по чуть-чуть отжимала им щит и через 15 минут смогла выбраться. Потом оказалось, что у меня было сотрясение мозга. Я полежала три дня в больнице, вылезла и взяла бригаду — мамин одноклассник занимался строительством. Мы быстро спелись со строителями и чуть больше чем за неделю закончили второй уровень и замонолитили перекрытие.

Читайте также:  Вязка арматуры для фундамента плита своими руками

Через три года после первого я второй раз прибегла к помощи бригады: нужно было отштукатурить стены. У меня аллергия на смесь, которая содержит гипс, — я сразу начинаю кашлять и задыхаться.

А ещё через год я в третий раз обратилась за посторонней помощью: надо было закрывать крышу. Строители ставили мне ОСП — это плита, похожая на фанеру. Мягкая кровля, которой я закрывала крышу, не терпит перепадов высоты, мне нужно было идеальное покрытие. К тому же возникла дополнительная сложность: когда дошло до кровли, я была на восьмом месяце беременности.

Но я не прекращала заниматься стройкой даже с животом. Если обычно я хреначила по 14 часов без перерыва, то из-за беременности сил оставалось меньше: я делала что-то по мелочи и падала. Чуть-чуть лежала и снова шла на стройку. Меня страшно злило, что ни на что нет сил. Я понимала, что время уходит, что мне вот-вот в роддом, а потом я точно не смогу залезть на крышу.

Иногда знакомые с детьми спрашивают меня: «Как же ты лазила на крышу? Мы даже руки поднять не могли — вообще сил не было». А я отвечала: «Наверное, на маминой любви всё это вытащила». А мама в то время, когда я была на высоте, сидела внизу, привязывала мне мягкую черепицу, чтобы мне за ней не слезать, и тихо плакала. Я пользовалась альпинистской страховкой, была уверена в своих силах и старалась действовать безопасно, но вы, пожалуйста, не повторяйте за мной: это опасно, и сейчас я бы на такое, наверное, уже не решилась.

Я чуть-чуть не успела закончить крышу — пришлось ехать в роддом! Но я успела загидроизолировать поверхность, чтобы за время моего отсутствия ничего не протекло. Славик родился на Покров, 14 октября, а заканчивала крышу я только в следующем апреле.

Это была хохма. Приезжала мама с дитёнком, со мной, с собаками и котами — всей семьёй! И пока Слава ползал по участку, я ковырялась с крышей и периодически сползала вниз, чтобы его покормить. Монтаж кровли я закончила за две недели.

«Как же много часов я потратила на эту изысканную, мать его, восьмигранность и башенку!»

Через две недели после нашего с вами разговора дом будет готов к переезду. Я практически закончила отделку первого этажа. Сейчас делаю гидроизоляцию своей строительной душевой кабины — и всё, можно переезжать.

Цоколь — технический этаж: там у меня мастерская, топочная, кладовка для солений, варенья и картошки, отдельная кладовка для материалов и баня. На первом этаже находятся гостиная, кухня, ванная и комната мамы. А на втором будут две спальни, маленький туалет и детская.

Я рада, что скоро перевезу сюда маму и сына. К тому же в нашей квартире сейчас живёт восемь кошек и две собаки. Вся эта шайка-братия тоже поедет с нами. Я вообще ужасно люблю зверей. Они сами меня находят — другие люди пройдут мимо щенка, сбитого на дороге, или котёнка, мяукающего из мусорки, а я обязательно остановлюсь и подберу. И планирую продолжать выхаживать и пристраивать животных.

Так дом Эльвиры выглядит сейчас

С переездом стройка не закончится: надо ещё кое-что доделать на кухне и в гостиной на первом этаже. Второго этажа внутри я вовсе не касалась — там ещё даже штукатурки нет. Пока там живёт петух по имени Гамлет — когда-то мне подарили его цыплёнком, и я сразу поселила его тут.

Сад у нас тоже уже есть, но пока не ухоженный. Это хаотично рассаженные растения, которые периодически приходится пересаживать. Ландшафтный дизайн я ещё не делала.

Сейчас с высоты своего опыта я бы очень много что изменила и по части проекта, и по части процесса стройки дома. Во-первых, я бы упростила форму фасада. У меня 14 углов, и из них 6 в 135 градусов. Из-за сложной конструкции эркера (остеклённой и выступающей из плоскости фасада части комнаты. — Прим. ред.) на стройку ушло больше времени, чем могло бы. Как же много часов я потратила на эту изысканную, мать его, восьмигранность и башенку! Всё можно было сделать гораздо быстрее и меньшей кровью, если бы не моё стремление к красоте и совершенству.

Так выглядит расположение окон изнутри

Во-вторых, если бы я строила сейчас, то купила бы больше техники: например, сабельную пилу, чтобы не вручную хреначить газобетон. Я выводила каждый ряд по трое суток, а могла бы сделать эту работу за день. Не знаю, почему я так экономила на всём: то ли это была крестьянская жадность, то ли какая-то советская прижимистость, но это была огромная ошибка.

Суммарно я потратила на материалы для дома почти три миллиона рублей до того, как дошла до этапа кровли, а кровля встала ещё в лям. Точную сумму не скажу — я постоянно что-то вкладывала и ещё буду вкладывать. Мама говорит, что я вложила в дом не только деньги, но и всю молодость и здоровье. Я сама пока не могу описать, что чувствую, видя, что стройка завершается.

Внутри дома предстоят доработки

Когда-то в позапрошлой жизни увлекалась горным туризмом и в одиночку взошла на Эльбрус. И тогда мне все говорили: «Вау! Ты, наверное, там стояла, любовалась красотами…» А у меня было всего три желания. Первое — проблеваться. Второе — намазаться кремом, потому что я сожглась. А третье — просто лечь и уснуть. Я вообще не думала о красотах — не было сил. Сейчас я ощущаю себя примерно так же.

Но я приезжаю сюда и просто чувствую, что я дома. В своей квартире, где я прожила всю жизнь, я не ощущаю себя настолько дома, насколько здесь.

Я уверена, что мой дом надёжный и крепкий, ведь строила я исключительно по СНиПам. Я точно знаю, что я замонтировала, залила и выложила всё это так, что оно нигде не треснет и не лопнет. Думаю, на мой дом гарантии 150 лет. Поскольку я собралась жить вечно, мне как раз хватит!

Источник

Adblock
detector